Интервью руководителя ГСУ СК России по Московской области Александра Старикова издательству «Коммерсант»

21 Июля 09:50
Фото: Игорь Иванко, Коммерсантъ

«В основном это — эхо 90-х»

Начальник подмосковного следствия о расследованиях и представлениях по их результатам

Руководитель Главного следственного управления СКР по Московской области генерал-майор Александр Стариков рассказал “Ъ”, почему следователи занимаются беженцами из Донбасса; о задержании участников банд из 90-х и что при расследованиях взрывов бытового газа выясняются далеко не самые бытовые мотивы.

— Следственный комитет не только расследует преступления, совершаемые в отношении жителей Донбасса, но и оказывает юридическую помощь беженцам из этого региона. С какими просьбами они обращаются?

— Мы, как и все, следим за событиями в Донбассе и стараемся оказать содействие людям, которые были вынуждены покинуть свой родной регион. Сейчас в Подмосковье восемь пунктов временного размещения (ПВР) беженцев, в которых проживает около 1300 человек, в том числе почти 600 детей. Ими занимаются все без исключения органы госвласти, в том числе по поручению председателя СКР Александра Бастрыкина,— и сотрудники Следственного комитета. За каждым ПВР закреплены наши представители, есть ответственный от главка по этому направлению работы в целом. Наша задача — помочь людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Если для этого потребуется провести проверку и разобраться в чем-то, то проведем, но пока обходимся без этого. Да и жалуются беженцы нам не на злоупотребления, черствость и непонимание чиновников, а скорее на несовершенство законов, из-за которых им сложно найти работу, получить пенсионные и социальные выплаты, устроить детей и прочее. Отмечу, что с участием сотрудников главка решаются и эти проблемы.

— Специальная военная операция на Украине как-то повлияла на уровень преступности в регионе?

— На уровень преступлений, относящихся к нашей подследственности — а это прежде всего тяжкие и особо тяжкие преступления,— не повлияла. Но знаю от коллег, что фиксируется значительное сокращение телефонных мошенничеств, в том числе тех, участники которых представляются сотрудниками правоохранительных органов и Следственного комитета — зачастую их исполнителями выступали граждане той страны, где наши военные сейчас наводят порядок в рамках СВО.

— За последние годы в Подмосковье был ликвидирован целый ряд опаснейших организованных группировок, в том числе держащих под контролем бизнес в ряде районов и городов.

— Действительно, в данном направлении проводится масштабная работа. Только в прошлом году в производстве наших следователей находились уголовные дела в отношении трех десятков участников семи банд или преступных формирований, на счету которых, как мы установили, порядка 90 преступных эпизодов. В основном это — эхо 90-х, начала и середины 2000-х годов. Дольше всех задержались на свободе, если так можно выразиться, «северские» — устойчивая вооруженная группа, базировавшаяся на территории Сергиево-Посадского района Московской области с 1997 года до задержания ее лидера и основных участников в декабре 2019 года.

В банду, по данным следствия, входило не менее 17 человек, все они были буквально до зубов вооружены и чрезвычайно опасны. Об этом, в частности, свидетельствует доказанное нами участие бандитов в 30 убийствах, совершенных на территории Московской, Ярославской и Костромской областей.

Убивали, кстати, «северские» коммерсантов, отказывающихся платить вымогаемые, в том числе за «крышу», средства, и других представителей криминального мира, с которыми не могли поделить сферы преступного влияния.

— А как в целом обстоят дела с расследованием преступлений прошлых лет?

— Им уделяется особое внимание, важность этого направления работы очевидна — это принцип неотвратимости наказания. За последнее время нами окончено производство по 79 таким делам, в том числе 31 убийству, совершенному десять и более лет назад и считавшемуся, как говорят, «висяками». Буквально в этом месяце удалось следственным путем раскрыть массовое жестокое убийство девяти человек, совершенное в 2002 году.

Изучая архивное уголовное дело, следователь обратил внимание на то, что с места убийства была изъята бутылка водки со следами пальцев двух человек. Одни следы принадлежали убитому, а вторые — неустановленному человеку. Отпечатки направили в экспертное учреждение для проверки и сравнения с имеющимися в базе, чтобы в случае отсутствия совпадений поставить их на учет. Через сутки от эксперта пришел ответ о совпадении следа с бутылки с отпечатками ранее судимого мужчины. Следствие было возобновлено. Провели дактилоскопическую экспертизу — выводы подтвердились. Мужчину доставили к следователю, на допросе он дал признательные показания, рассказав о мотивах и обстоятельствах убийств.

— В прошлом году в подмосковном поселке Бужаниново едва не дошло до массовых беспорядков из-за преступления, совершенного мигрантами. Как решаются подобные проблемы?

— В поселке Бужаниново, который относится к Сергиево-Посадскому городскому округу, действительно фактически произошли народные волнения, вызванные совершенным двумя гражданами Таджикистана изнасилованием и убийством местной пенсионерки.

Жители Бужаниново, а мы с ними не раз встречались, требовали закрыть общежитие, в котором проживали мигранты, указывали на недостаточность правоохранительного ресурса в населенном пункте. Когда стали разбираться, выяснилось, что обвиняемые, а их установили и задержали довольно быстро, жили не в злосчастной общаге, а у местных жителей, которым и оказывали различные услуги — что-то строили, копали, убирали… Каких-либо уголовно наказуемых нарушений в действиях местных властей и правоохранительных органов в ходе расследования мы не установили, тем не менее обратились с представлением в МВД, которое открыло в Бужаниново опорный пункт полиции. Общежитие, напротив, закрыли, а дело обвиняемых в убийстве и изнасиловании передали в суд. О проделанной работе рассказали участникам волнений, и это их успокоило.

Отмечу, что в области мигрантами совершается достаточно много различных преступлений.

И в большинстве своем преступники — нелегалы, которые нигде не регистрируются, перебиваются случайными заработками и живут, буквально снимая углы в частном секторе, поэтому найти их совсем не просто.

— Несколько лет подряд Подмосковье буквально сотрясали взрывы бытового газа, приводившие к большим разрушениям и жертвам. Разобрались в причинах?

— Действительно, на территории области за последние два года произошло не менее четырех подобных происшествий. Как правило, взрывы бытового газа в жилых домах связаны с ненадлежащими действиями как сотрудников компаний, обслуживающих газовое оборудование, так и собственников жилых помещений по соблюдению требований безопасности при эксплуатации соответствующего оборудования.

В Химках, где в результате взрыва погибли четыре человека, было установлено, что один из жильцов многоэтажки сделал несанкционированную врезку в газовую трубу. В результате ее деформации, вызванной монтажом газовой подводки, произошла утечка газа, который затем скопился в соседней квартире. Выявить данные нарушения, согласно должностным инструкциям, были обязаны сотрудники обслуживающей газовой компании, чего ими не было сделано. Трем сотрудникам ООО «Вэлнэс» предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности).

Похожая картина была установлена следствием в Ногинске, где жертвами взрыва бытового газа стали уже семь человек. Обвинение по той же 238-й статье предъявлено генеральному директору ООО ПМК-90 — специализированной компании, обслуживающей внутриквартирное газовое оборудование, а буквально на днях — руководителю управляющей компании «Веста» и мастеру специализированной организации, которая занималась обслуживанием общедомового газового оборудования. Следствием установлено, что из-за ненадлежащего исполнения каждым из них своих обязанностей и ненадлежащего контроля за газовым оборудованием, как внутриквартирного, так и общедомового, произошли утечка газа, взрыв и обрушение четырех этажей второго подъезда дома.

— То есть к трагедиям приводит в основном халатность?

— Есть примеры и злонамеренных действий самих жильцов. Так, в ходе расследования было установлено, что в Орехово-Зуево некто Лопатин, употреблявший наркотические вещества, решил покончить с собой, а заодно, видимо, и с соседями. По данным комплексной пожарно-технической экспертизы, в своей квартире он отсоединил гибкие шланги, ведущие к газовым плите и колонке, после чего включил подачу газа… Взрыв разрушил стены и внутренние перегородки третьего, четвертого и пятого этажей. После разбора завалов пятеро человек попали в больницу, трое скончались на месте, в том числе сам злоумышленник, уголовное преследование которого было прекращено в связи со смертью.

В апреле этого года в результате взрыва газа в Ступино погибли шесть человек, в том числе трое детей, еще 20 жильцов дома пострадали. При проведении комплекса следственных действий, осмотров, допросов, а также судебных экспертиз выяснилось, что причиной утечки газа явилась не изношенность оборудования или повреждение газопровода, а умышленные действия одного из собственников квартир.

Местный житель после ссоры с женой открыл газовые конфорки на плите в кухне, после чего, используя зажигалку, произвел поджог газовоздушной смеси, в результате чего произошел взрыв, полностью или частично разрушивший девять квартир. Сам злоумышленник остался жив — его арестовали по обвинению в умышленном убийстве двух и более лиц.

При этом хочу отметить, что Следственный комитет выступает за ужесточение законодательства в части контроля за пользователями газового оборудования.

Сотрудники соответствующих служб зачастую его просто не могут осуществлять, поскольку им элементарно не открывают двери. Так вот — должен обеспечиваться доступ или отключаться от газа тот, кто не пускает. Ведь это один из способов избежать большей беды.

— Земля и лес, наверное, главные цели преступных посягательств в регионе?

— Данные проблемы из-за несовершенства законодательства, неэффективности контроля и других факторов были заложены в те же 90-е годы. Недавно нами была пресечена деятельность преступной группы, похитившей порядка 15 участков в самых престижных районах Подмосковья, где рыночная цена сотки земли составляет миллионы рублей. И таких примеров в нашей работе немало. Возможно, кто-то скажет, что следствие вместе с властями проводит что-то типа скрытой земельной реформы — нет! С нашей стороны — это лишь стремление исключить землю из криминального оборота.

Такие же расследования проводятся и по лесным угодьям. Сейчас в производстве наших следователей есть масштабное уголовное дело о взятках, махинациях и других преступлениях, в которых обвиняются руководители и сотрудники лесного хозяйства Московской области, разрешившие под видом санитарной вырубку здорового леса на сумму более полумиллиарда рублей. В их действиях усматриваются и признаки организованного преступного сообщества, что и будет квалифицировано по соответствующей ст. 210 УК.

— Подобные расследования, очевидно, сильно затратны?

— Расследовав только 761 преступление экономической направленности, наши сотрудники возместили ущерб на сумму более 4 млрд, что в разы превышает бюджет всего следственного главка.

Интервью взял Николай Сергеев