Интервью заместителя руководителя первого управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК России по Московской области Руслана Юсупова издательству «РИА-Новости»

06 Октября 09:18
фото ГСУ СК по Московской области

Шестого августа из подмосковного изолятора временного содержания (ИВС) в Истре произошел дерзкий массовый побег пяти заключенных. Особенно резонансным побег стал из-за Александра Мавриди, который обвиняется в убийстве предпринимателя Владимира Маругова и лишении свободы столичного адвоката. За помощь в его поимке МВД РФ обещало аж 1,5 миллиона рублей. Но несмотря на то, что беглецам каким-то образом удалось беспрепятственно покинуть охраняемое учреждение, двоих заключенных силовики смогли задержать уже через пять дней – 11 августа, еще один на следующий день сам сдался полиции, а четвертого поймали 18 августа в Новгородской области. Однако Мавриди удавалось скрываться больше месяца – лишь 13 сентября его смогли задержать в московском районе "Митино". Подробнее о том, как удалось поймать самого опасного беглеца, его хитрости и попытках сыграть "невменяемого" у психиатра, рассказал в интервью РИА Новости заместитель руководителя первого управления по расследованию особо важных дел подмосковного ГСУ СК РФ Руслан Юсупов. Беседовала Дарина Хануна.

– Чуть больше двух недель назад стало известно о задержании последнего беглеца из истринского ИВС Александра Мавриди. Удалось ли следствию установить то, как произошел побег, кто был организатором, и откуда у сбежавших появился гаечный ключ?

– Как произошел побег следователи установили еще в первый день. Побег, скажем так, планировался не самим Мавриди, а его четырьмя сообщниками – гражданами Молдавии. Побег они запланировали еще находясь в следственном изоляторе. При этом они не раз были в ИВС, поэтому прекрасно знали, как там все устроено, знали способ крепления замков на дверях. Как они сами утверждают, в следственном изоляторе они совершенно случайно нашли гаечный ключ и, воспользовавшись тем, что при доставлении в изолятор временного содержания их нормально не досмотрели, пронесли гаечный ключ в камеру.

– А были ли они знакомы до побега?

– Нет, Мавриди не был знаком с остальными, но те, в свою очередь, были знакомы друг с другом. Более того, они вчетвером были фигурантами одного уголовного дела, которое на тот момент рассматривалось в Истринском суде. Мавриди находился изначально в соседней камере. Но несмотря на особые условия содержания в ИВС, заключенные все равно как-то умудряются общаться. Так Мавриди и узнал, что его соседи готовят побег, и попросил переселить его к ним. То, по какой причине его все-таки перевели в другую камеру – было ли это благодаря уговорам или он что-то обещал сотруднику – в настоящее время устанавливается следствием.

В итоге они, когда все вместе оказались в одной камере, попытались выкрутить гаечным ключом крепления "кормушки" – окно в камере для передачи питания заключенным. Однако ключ не подошел по размеру – он был гораздо меньше, поэтому на протяжении порядка двух дней они точили его куском кафельной плитки, пока он в итоге не подошел по размеру.

– Известно, что у Мавриди, когда его задержали, была с собой достаточно крупная сумма денег. Установлено ли, откуда у него появилось столько денег?

– Все довольно просто – он помнил наизусть номера своих знакомых. И когда оказался на свободе, сначала напросил у разнорабочих денег – у кого-то 50 рублей, у кого-то 100 рублей, так он собрал на самый дешевый телефон и сим-карту. После этого он позвонил своему знакомому, который живет за границей, и попросил денег. Но из-за того, что возможности законно получить деньги у него не было, Мавриди привлек другого неустановленного следствием знакомого, который получив деньги, сделал в лесу так называемую закладку, а затем отправил по смс Мавриди координаты и фотографии места. В итоге ему осталось только прийти туда и выкопать деньги.

– Почему Мавриди решил скрываться в Москве? Не предполагает ли следствие, что он готовил или совершил еще какое-то преступление пока был в бегах?

– Во-первых, этот район Москвы он достаточно хорошо знает, он там ранее был, поэтому хорошо ориентировался. При этом Мавриди не сразу скрывался в Митино. Он был одно время под Лобней, потом прятался на территории Красногорска, еще некоторое время на заброшенной заправочной станции на трассе. То есть он постоянно перемещался, меняя место дислокации. А на момент задержания он временно скрывался на территории заброшенной церкви, расположенной в том районе. Кроме того, он предпринял меры конспирации: побрил голову, переоделся, надел бейсболку, отрастил бороду и, естественно, носил медицинскую маску. При этом он достаточно сильно исхудал за время пребывания в ИВС.

Что касается каких-либо предположений, то нет, на сегодняшний день известно, что за то время, пока Мавриди был в бегах, новых преступлений, совершенных им, не было.

– Как же конкретно удалось его найти и задержать?

– Его удалось задержать благодаря внимательности граждан и грамотно проведенным оперативно-розыскным мероприятим сотрудниками правоохранительных органов. Сначала от граждан поступила информация, что видели похожего на Мавриди, в связи с этим на место сразу выехал следователь и сотрудники розыска. И в месте, о котором говорил заявитель, обнаружили камеру видеонаблюдения, наш следователь осмотрел запись и подтвердил, что гражданин действительно похож на Мавриди. Несмотря на то, что он сильно изменился, его удалось индифицировать по походке и по чертам лица в момент, когда он снимал бейсболку. В тот же день сотрудники по записям с камер видеонаблюдения смогли отследить маршрут Мавриди и уже вечером того же дня задержать его.

– А много ли вообще поступало звонков?

– Много, конечно. Люди проявляют бдительность, и это замечательно. Несмотря на то, что звонков поступает много, и на это требуется много сил и средств, они в любом случае все отрабатываются. Поэтому, конечно, спасибо гражданам за их внимательность и не безучастность.

– Как бы вы могли охарактеризовать Мавриди?

– Его нельзя назвать глупым, он весьма изворотливый, хитрый, при этом он обладает аналитическим складом ума. Так, в ходе расследования, когда в отношении него проводилась психологическая экспертиза, Мавриди, понимая, что отбывание срока в местах лишения свободы и в психбольнице – это разные вещи, попытался прикинуться психически больным. Для этого ему была передана соответствующая литература, где были описаны симптомы шизофрении и иных психических заболеваний. Конечно, эту всю литературу изъяли, но на первичной экспертизе, когда психиатр общается с человеком некоторое время, врачи не смогли сделать точный вывод о его психическом состоянии здоровья, поэтому было принято решение о проведении комплексной стационарной психолого-психиатрической экспертизы. Там на протяжении минимум 30 суток за ним наблюдали специалисты, которых, конечно, таким образом обмануть не удалось. Поэтому они пришли к однозначному выводу, что Мавриди психически абсолютно здоров, вменяем, и более того, они установили то, что он пытался симулировать.

– А удалось ли установить мотив убийства бизнесмена Владимира Маругова?

– Следствием, конечно, отрабатывалось несколько версий – было ли это заказное убийство или иные какие-то версии, но основная на сегодняшний день – личные неприязненные отношения с убитым.

– Они были знакомы с Маруговым?

– Нет, но Мавриди был знаком с бывшей супругой бизнесмена. У них сложились довольно тесные взаимоотношения, и Мавриди переживал за ее судьбу, потому что в тот период у нее шел судебный процесс по разделу совместного имущества, и в случае проигрыша она могла потерять всю недвижимость.

– После убийства бизнесмена, когда был задержан Мавриди, в ходе обыска у него в квартире был обнаружен заложник, которым оказался адвокат Алексей Завгородний. Обращался ли он или гражданская супруга убитого Маругова за госзащитой?

– Несмотря на то, что в ходе телевизионной передачи гражданская супруга Маругова высказывала опасения за свою жизнь, когда мы с ней связались и обсуждали этот вопрос, она отказалась от госзащиты. С Завгородним мы также общались, но и он отказался.

– А как Мавриди вообще "вышел" на адвоката?

– У Мавриди появилась информация, что есть такой адвокат. И изначально он пошел к Завгороднему работать якобы его помощником. Работая с ним, он выяснил подробнее о недвижимости, которой владел адвокат, и то, что он одинок. В конечном счете Мавриди похитил его и порядка двух лет удерживал у себя в квартире. При этом злоумышленники поступали очень хитро: родственникам и друзьям заложника время от времени они писали смс или редко подконтрольно давали самому Завгороднему позвонить и сказать, что у него все хорошо.

– Что сейчас с Завгородним? Было известно, что он находится в больнице.

– За это время, почти год, потерпевший прошел лечение и реабилитацию, поэтому сейчас у него все в порядке.

– А Паша Ахмедов участвовал в похищении Завгороднего?

– Конкретно в похищении нет, он был привлечен позднее, чтобы присматривать за заложником. Также сейчас в следственном изоляторе находится еще один знакомый Мавриди, ранее судимый гражданин Казахстана, которого следователи обнаружили в квартире вместе с заложником. Он, как и Ахмедов, присматривал за Завгородним.

– А Мавриди признал вину?

– Да. Хотя до побега он частично признал вину в совершенных преступлениях, но после задержания он был дополнительно допрошен, и в ходе этого допроса он полностью признал вину во всех предъявленных ему обвинениях.

– Подводя итоги, расскажите, на какой стадии сейчас находится расследование уголовного дела в отношении Мавриди?

– Все три уголовных дела – об убийстве, похищении, вымогательстве и побеге – объединены в одно, и находится оно на завершающей стадии. Основная часть следственных действий уже выполнена, все необходимые экспертизы проведены, поэтому в ближайшее время следствие намерено предъявить всем фигурантам обвинение в окончательной редакции, ознакомить с материалами дела и направить его для утверждения в органы прокуратуры.

https://ria.ru/20211005/yusupov-1753072213.html